Меньше года назад я думала о том, чтобы съездить в Израиль из Египта, но решила, что глупо делать это на два дня. И вот — я здесь. Не сказать, что страна всегда была моей мечтой, но посмотреть интересно. Да и вариантов с вылетом из Питера и возвратом в Москву по удачной цене было не так много. 

Обычно я тщательно готовлюсь к путешествию и много читаю о стране, поэтому была готова к сложностям на въезде. Однако подвох был совсем не в пограничниках (о них позже).

Шаббат

На въезде меня почти ничего не спросили, я быстро и радостно вышла из здания аэропорта… И обнаружила, что шаббат уже начался. Я, конечно, про него знала, но наивно полагала, что «в субботу» (как написано во многих статьях и путеводителях) — это в субботу, а не вечером в пятницу. 

Шаббат — седьмой день недели в иудаизме. Считается, что в этот день нельзя работать. И не работает не только большинство магазинов, но и, например, железная дорога! Начинается перед заходом солнца в пятницу и заканчивается с заходом солнца в субботу. 

Но жизнь внесла свои коррективы, соответственно, электричка, на которой я собиралась доехать до города, не ходила. Видимо, не я одна такая наивная, потому что на выходе из здания было много растерянных людей. Я решила не упускать шанс, нашла двух немок, которым тоже нужно было в центр, и мы поделили такси на троих. 

Тель-Авив

Я жила практически у пляжа, в центре, поэтому решила, что в первые дни не буду никуда специально ездить, а просто похожу в обе стороны и «вглубь» города. Это была хорошая идея: во время прогулки увидеть можно намного больше интересного, чем из окна автобуса или маршрутки. Ехать мне пришлось, пожалуй, только до Яффо — древнего города, а на данный момент практически части Тель-Авива — трудно найти границу между ними.

Гулять лучше по вечерам, потому что днем даже в декабре жарко и очень солнечно. В это время я лежала на пляже, много плавала в Средиземном море, играла в волейбол и общалась с немногочисленными местными. Пляж все время был почти пустым, здесь считается, что зимой купаться холодно. Вода же была явно больше 20 градусов, воздух иногда — больше 30.

Пляж широкий и песчаный, довольно чистый. Наверное, здесь хорошо с детьми, потому что вход очень-очень пологий. Я такие входы не сильно люблю, хочется уже плыть, а не идти, но зато по вечерам из-за набегающих друг на друга волн получается вот такая красота.

Тель-Авив, пляж

Израиль, Тель-Авив, пляж

Тель-Авив показался мне грязноватым и шумным в глубине, но зато очень приятным около моря. Набережная длинная и ухоженная, а главное, тут всегда весело. Несколько человек пытались познакомиться (в принципе успешно, но безрезультатно: я сразу говорила, что дома у меня жених, мужа в Израиле я не ищу, поэтому могу просто поболтать). Болтать с ними интересно, можно много узнать про местный быт, традиции, привычки людей. Все культурно, никто не пытался затащить куда-то против воли, не настаивал, несколько компаний позвали в бар, но на отказ не обиделись. 

По-русски говорит намного больше народу, чем по-английски (или мне так повезло?). Конечно же, очень много наших, но и местные русский учат.

По вечерам некоторые встают в круг, поют и танцуют на набережной. Любой может присоединиться, ничего специально знать или уметь не надо, просто двигаться под музыку. А еще в городе очень красивый порт, я начинаю замечать, что вообще люблю порты. 

Иерусалим — настоящий Израиль

Видимо, из-за большого количества русскоговорящих, из-за огромного пляжа, напоминающего о городках-курортах, из-за довольно привычной еды в Тель-Авиве я почти не ощущала, что я в Израиле. А вот в Иерусалиме — сразу. Это очень разные города, с разной атмосферой, с разным ритмом жизни, с другими людьми. Конечно, туристов в Иерусалиме тоже много, толпы паломников, группы китайцев, снова русские. Но все равно это ощущается иначе. 

Поразил вокзал. Во-первых, на нем было очень много полиции и военных. Чувствуется, что атмосфера в стране напряженная. А во-вторых, в какой-то момент я хотела оставить там в камере хранения вещи, обошла его целиком, нашла каких-то сотрудников, чтобы выяснить, где же она находится… И в ответ услышала что-то вроде: «Вещи?! Оставить нам Ваши вещи?! Без Вас? Нет, конечно, у нас такого нет, мало ли, что там у Вас…» Это было довольно занятно, потому что я не раз видела камеры, где вещи предварительно проверяют на наличие взрывчатки (или еще чего-то опасного). Но чтобы совсем нет?! Что ж, тоже открытие.

Вокзал в Иерусалиме

Вокзал в Иерусалиме

Зато фотографировать можно спокойно. И вообще в остальном вокзал удобный, ожидание перед выходом на свою платформу выглядит вот так — сидячих мест мало, но их обязательно уступят женщинам, пожилым, детям… 

В Иерусалиме много музеев, много памятных мест, но если вы не увлекаетесь религией, думаю, много дней отводить на него не стоит. Главная достопримечательность, конечно же, Стена Плача. Пройти сюда можно в том числе и в шаббат, говорят, что в этот день людей еще больше обычного, но зато есть чем себя занять, даже если транспорт не ходит. 

Дорога из Тель-Авива в Иерусалим занимает около полутора часов на обычном автобусе или часа на экспрессе. Экспресс примерно в два раза дороже, но все равно это меньше 10 долларов. 

Мертвое море

И место, которое понравилось мне очень, – это Мертвое море! Оно невероятное. Я всем-всем, даже приехавшим сюда специально на курорт, рекомендую найти хотя бы день, чтобы выбраться в его «дикую» часть. Естественно, вокруг этого уникального моря-озера настроили множество купален, отелей, комплексов. Это классно и удобно, но ничто не сравнится с возможностью полежать на пляже одной. Вообще одной!

Я заранее выбрала местечко, где покину автобус: примерно напротив заповедника Эйн-Геди. Автобус из Иерусалима идет сюда около 2 часов, причем часть пути он заметно спускается вниз. Мертвое море находится примерно на 400 (!) метров ниже уровня моря. Его берега — это самая низкая часть суши на планете! Занятное ощущение — ехать вдоль гор, но не подниматься, а спускаться. Оставшаяся часть пути проходит по берегам, кое-где открываются шикарные виды, рекомендую садиться слева (по ходу движения транспорта). 

Собственно, даже дорога находится выше, чем дикий «пляж». Поэтому прежде чем добраться до воды, нужно спуститься по довольно крутому склону. Зато в награду — абсолютная пустота и тишина! За все время отдыха я видела там одного человека — киприот тоже наслаждался природой, гуляя вдоль кромки. Прошел, поздоровался, пять минут пообщался и отправился дальше. 

Я впервые на пляже одна, вообще абсолютно одна

Я впервые на пляже одна, вообще, совершенно, абсолютно одна

Пусть вас не пугает качество «пляжа»: в «цивилизованных» частях и песок есть, и камни прибраны. Но зато много людей. А вообще, структура гор и входа в воду меняется, есть смысл погулять.

Соли много, очень много. Она на берегу, в воде, на коже потом (обязательно нужен душ), на одежде, на полотенце… Если есть царапины, то они начинают зудеть. Если есть ранки, наверное, лучше их вообще чем-то залеплять, даже не представляю, как они ощущаются в такой воде.

Соль. Очень много соли. Камни все как в глазури

Соль. Очень много соли. Камни все как в глазури

Но зато впечатления необыкновенные! Все, что пишут про «легко лежать и сидеть», «трудно плыть», «лучше не ложиться на живот», – правда. Плыть трудно, лежать легко, ходить средне. Далеко заплывать у меня не было необходимости, потому что я все равно была одна. А вот полежала с удовольствием. Таких ощущений действительно не было ни в каком другом водоеме. Оно вообще ощущается не как водоем. Наверное, дети так облака представляют — что-то вязковатое, вроде рыхлое, но при этом удерживающее на поверхности.

Говорят, что в нем нельзя долго купаться, только по 10–15 минут, потом перерыв. У меня не было каких-то неприятных ощущений, время не засекала. А еще оно теплое круглый год! Соленость моря в несколько раз выше, чем, например, у Средиземного. В общем, уникальное место и действительно стоящее того, чтобы отдохнуть тут подольше.

Заповедник Эйн-Геди

Весь Израиль, пожалуй, больше понравился мне природой, чем городами. Один из дней я решила посвятить заповеднику Эйн-Геди ( ‏‏‎עֵין גֶּדִי), расположенному в Иудейской пустыне. Собственно, он расположен как раз напротив того места, где я купалась: можно дойти пешком. Заповедник знаменит водопадом Давида и приятен просто небольшими водопадиками, срывающимися с гор. Удивительно видеть и слышать такое, казалось бы, посреди пустыни. Земля засушливая, травы почти нет, а вдруг раз — и за поворотом зелень и потоки воды. Они не огромные, но чудесные и освежающие. 

На входе, кстати, камера хранения есть. При покупке билета туристы получают карту с маршрутами. Есть несколько вариантов — от легкой прогулки к водопаду до серьезных троп. По пути можно любоваться тем, что внизу, – ручьем, деревьями, расщелинами, или тем, что вверху, – невероятными горами очень красивого цвета. 

В некоторых местах тропинки облагорожены.

Вот здесь нормально ходить

Вот здесь нормально ходить

А в некоторых — вот так.

А здесь... Хм... Но тоже ходят, куда деваться

А здесь… Хм… Но тоже ходят, куда деваться

На территории живут прелестные зверьки, названия которых я не знаю, горные козлы, летают птички и даже бабочки (в такой засухе!), хотя и не много. Гулять приятно и увлекательно. Меня поразило количество детских групп. Малыши совершенно бесстрашно (хотя я бы больше боялась на месте их руководителей) шли по тропинкам в горах, иногда — прямо рядом с обрывами, фотографировали, смеялись, но при этом вели себя спокойно у самого водопада.

Я очень советую это место всем, кто поедет в Израиль! Скупая, строгая красота гор, не покрытых растительностью, дикая природа совсем рядом, немного зелени и очень много впечатлений от прогулок даже по простым маршрутам. 

Израиль. Граница

И позабавивший меня эпизод — прохождение границы. Я читала очень много об этом действе, видела примеры совершенно неожиданных вопросов, готовилась к чему угодно, но все это — на пути туда. На пути обратно, когда я улетала в Швейцарию (а затем в Россию) швейцарским самолетом, я совершенно не понимала, что хотят сделать со мной эти милые люди, если я отвечу на их вопросы неправильно. 

Они подошли еще в очереди на регистрацию, до сдачи багажа. Началось все довольно привычно: «Зачем Вы прилетали в Израиль, на сколько, куда теперь?» Но дальнейшее немало меня удивило. Диалог развивался довольно внезапно (в скобках то, что мне хватило ума не произносить):

– Можно Ваш паспорт?

– Да, пожалуйста.

– Как Вас зовут? 

– Алла (ну, это логично, потому что в паспорте тоже написано, что я Алла). 

– А что это значит? 

– ??? Ничего не значит. Просто имя.

– А как зовут Ваших родителей? Есть близкие родственники?

Называю простые русские имена.

– Хорошо. Значит есть сестра. Что значит ее имя? 

Я подозреваю, что чего-то просто не понимаю, не могут же меня всерьез спрашивать о значении имен, и пытаюсь уточнить по-русски. Мне приводят русскоговорящего сотрудника и она снова спрашивает, что значит мое имя. Ладно, с именами закончили (что можно сделать с улетающей девушкой, которая ничего не нарушила, но ее неправильно зовут, интересно?).

– Вы были в Египте? 

– Да, была (конечно, я была в Египте, Вы вот прямо сейчас смотрите на штамп Египта).

– А зачем? 

– Отдыхала.

– А почему там?

– Там тепло (на самом деле я долго думала, что ответить, ну, вот принято у русских отдыхать в Египте).

– Вы ходили там в чьи-нибудь дома?

– Нет, не ходила (интересно, а если да, меня не выпустят теперь из Израиля?).

– У Вас есть там знакомые?

– Нет, я просто была по путевке.

– А сколько дней? 

– 11 (Вы все еще смотрите в штампы).

– Хорошо. А теперь вот Вы прилетели в Израиль.

– Да.

– А почему? 

– Тут много интересного (как-то глупо второй раз отвечать про тепло). 

– А где Вы жили?

– В отеле (привычный вопрос на границе, правда обычно его на въезде задают).

– Вы познакомились с кем-нибудь?

– Нет (представляю, как кто-то ответит «да» после всего предыдущего).

– ОК, а Вы были в ОАЭ?

– Да (рядом в том же духи беседуют с мужчиной, который был в ОАЭ два раза, — только не так дружелюбно).

– А когда?

– Весной (Вы как раз смотрите в штамп, где видно, что я была в ОАЭ весной, и я догадываюсь, какой вопрос будет следующим. Ну, кто бы сомневался, вот он!)

– А зачем?

– Я там отдыхала (не, я все понимаю про политику и сложные отношения, но все еще — почему меня не спросили об этом на въезде?).

– Хорошо. Вы сами собирали вещи?

Дальше идет море довольно логичных вопросов про багаж, в итоге меня просят его показать на какой-то специальной стойке. Продолжаются вопросы:

– Кем Вы работаете в России? 

– Редактором.

Сразу поясняю, что редактором в университете, по опыту знакомых редакторов знаю, что в ином случае можно нарваться на еще одну порцию вопросов из серии «в каком издании, пишете или только редактируете, политическое или нет». Многие вообще предпочитают отвечать «менеджером», собственно, как израильские сотрудники это проверят?

– Куда Вы летите?

– Домой, в Россию. Через Швейцарию (черт, это ведь уже было, только не второй круг).

Впрочем, второго круга не наступает, мне желают приятного полета и я все-таки регистрируюсь на рейс. Что это было?! Нет, я сама за безопасность, за соблюдение правил, за контроль по необходимости, но почему, почему это все на вылете-то?! Я понимаю пограничников, которые не хотят, чтобы в страну проник кто попало. Но что и как я могла ответить на вот эти вопросы, чтобы меня не выпускать из страны? Имя не так расшифровать? А если я все равно улетаю, то какой в этом всем смысл? И кто вообще это был? Это не разговор с пограничниками в «будочках», когда ты стоишь глаза в глаза. Это обычная очередь на регистрацию, опрашивали почти всех, но большинство, конечно, намного быстрее. К моменту, когда я закончила, кстати, мой сосед по очереди только закончил выпутываться из своих ОАЭ-дат. Не знаю, сколько еще терзали его…

Поскольку я понимала, что ничего не нарушила и все равно улечу, эпизод меня скорее развлек, чем рассердил, и все равно не понимаю, какой в этом смысл перед вылетом. Если кто-то в курсе, расскажите. Я понимаю, что люди просто делают свою работу, но какой-то же смысл в ней, наверное, есть?

В целом же в Израиле милые, отзывчивые люди. В одной из поездок я пообщалась с фокусником, который с удовольствием делился подробностями своей работы, в другой — с девушкой, которую очень интересовало, как мы зимой по льду (кошмар!) ездим на работу, разрешу ли я это делать (правда так и спросила!) своему мужу, рискну ли сама (не рискну, безо льда, впрочем, тоже не рискну). На улицах охотно подсказывают дорогу, в кафе без проблем поясняют состав блюд. 

Вернусь ли я в Израиль? Не думаю, что скоро. Но когда-то, наверное, вернусь. И, думаю, посвящу больше времени природе. Смотрите, какая красота!