Доброе утро! До открытия Зимних Олимпийских игр в Южной Корее – 22 дня!

За время подготовки друзья прислали мне огромное количество вопросов о волонтерстве на Олимпийских играх. Я выбрала самые популярные и постараюсь ответить на них. Остальное можно узнать в комментариях или сообщениях.

Что делают волонтеры?
Это самый часто задаваемый и самый сложный вопрос. Если кратко, то помогают. Помогают зрителям, спортсменам, сотрудникам разных служб. Помощь может быть самой разной, зависит от функции, должности (в нашей службе есть лидеры и менеджеры, возможно, где-то вариантов больше) и объекта (в каком здании или на какой трассе будет проходить работа). 

Можно ли выбрать, где работать?
Из всего перечисленного выше в заявке можно указать только желаемую функцию. Но еще не факт, что организаторы поставят вас именно туда. Например, об Играх в Пхенчхане писали, что удовлетворили более 70 процентов запросов, но многих моих знакомых вместо Interpretation отправили в Transportation (видимо, туда мало кто хотел). Я подавала заявки три раза (Сочи, Рио, Пхенчхан), всегда в прессу, конкурс туда всегда был, но мне везло. Должность, вероятно, зависит от итогов тестирования и собеседования, а также от указанного в заявке опыта. Объект выберут за вас, как мне написали, «исходя из ваших данных в анкете-заявке». Мне кажется, что последнее – не здорово. Мне, например, достался хоккей (не знаю, что в моей заявке говорило о том, что он мне подходит), я об этом виде спорта не знаю ничего, не думаю, что я бы хорошо там работала. Три недели переписки – и мне удалось перевестись на фигурное катание. Когда я была волонтером на Чемпионате России, были девушки, которые не знали спортсменов в лицо. Не знали терминологию. Не знали, что такое протоколы и «поминутки». Они не виноваты в распределении, но им было сложно, хотя все вокруг говорили на родном языке, а работы было мало. Мне кажется, что о видах спорта спрашивать не было бы лишним: человек не просто будет счастлив, что посмотрит что-то интересное для себя (мы ж не развлекаться едем, хе-хе), он действительно будет работать эффективнее, когда понимает, что вокруг происходит.

Сколько по времени занимает работа и можно ли посмотреть соревнования?
График зависит от организаторов. Корейцы составляют весьма комфортный: у большинства около 40 рабочих часов в неделю. У кого-то больше или меньше, но на месте он обычно все равно меняется. А вот на вторую часть вопроса ответить сложнее. Допустим, я попала куда хотела – работать с прессой. Волонтеры здесь могут сидеть в специальных помещениях и общаться, например, только с фотографами. А могут работать в Mixed Zone, специальном месте, куда спортсмены выходят сразу после своего проката/финиша/прыжка, там они дают комментарии журналистам. Можно собирать эти комментарии, а можно держать микрофоны. Можно и вовсе попасть в главный пресс-центр, это престижно и интересно, но тогда вряд ли будет доступ на соревновательные объекты. Event-волонтер может помогать проверять билеты у зрителей на главном входе и все соревнования видеть только с экрана. А может помогать искать свои места на трибунах – и, конечно, с этих трибун многое увидеть. Как повезет (и смотря что умеете).

За что нужно платить, а что предоставляют?
Если не говорить об исключениях, то волонтеры прилетают и приезжают на Игры за свой счет, организаторы могут лишь предоставить скидки на некоторые сегменты путешествия. Корейцы, например, позволяют купить автобусные билеты на 20 процентов дешевле, однако мне что-то подсказывает, что когда я прилечу, билетов может уже и не оказаться – ждать не стала.
Часто предоставляют питание и транспорт от места проживания до места работы. 
Далеко не везде предоставляют жилье. В Сочи волонтеров селили бесплатно, в Корее тоже, но это большое везение!
Естественно, бесплатна униформа.
Со стороны может показаться, что это работа за еду и жилье. Но учитывая, сколько было желающих в Рио, где жилье не предоставляли, с уверенностью можно сказать: это не так. Я сама точно знаю, что если бы мне предложили работать там, где я в итоге буду, ничего не оплатили и не предоставили, я бы согласилась. Ради атмосферы, ради интересного опыта, ради возможности видеть Олимпиаду изнутри, смотреть закрытые тренировки и т. д.. Это просто один из вариантов отпуска. Кто-то поднимается в горы, а не лежит на пляже, кто-то бродит по пещерам (и мне кажется, что это намного труднее, чем работать на Олимпиаде), но отпуск у них не перестает быть отпуском, хотя трудно назвать его «отдыхом» в привычном смысле слова. Так и тут.

Трудно ли пройти отбор?
Я проходила три отбора, каждый раз было что-то общее (нужно знать английский, например), но в каждом были свои тонкости. Например, в Сочи можно было сдавать несколько языков (тестирование наподобие IELTS, но не обязательно сдать их все хорошо), собеседование на английском длилось около получаса, а еще были забавные тесты на сообразительность: сориентироваться в часовых поясах и расписаниях. Отбор в Рио почти не отложился в памяти, потому что я точно туда не собиралась ехать. Отбор в Корею, кажется, был самым простым: тест по тому языку, для которого указан максимальный уровень владения (из популярных, естественно), короткое собеседование на английском – и все. Но поскольку отбор простой для всех, конкурс от этого меньше не становится.
Кроме всего прочего, должно просто повезти. Я знаю людей, которых не выбрали, хотя абсолютно уверена, что они бы работали лучше меня: так, отклонили заявку у некоторых имевших опыт на предыдущих Играх, у профессиональных переводчиков и т. д..
Кого-то отсеивают после теста, кого-то – после собеседования. К счастью, многие мои знакомые прошли.

Если кто-то из читающих хотя бы задумался о том, чтобы попробовать, имейте в виду: заявки обычно подаются более чем за год.

Поделиться: